«Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18, 20)
Опыт проектирования храма
13.03.19

на примере Патриаршего Подворья при храме святителя Николая Мирликийского в Тушине

Адрес: улица Лодочная, напротив вл. 31

Прежде всего, стоит отметить, что в традиции храмового строительства в России произошел практически восьмидесятилетний перерыв – после революции и до начала 1990-х годов нового строительства храмов не было. В институте этому не учили, мастерами опыт не передавался. На курсе истории архитектуры православные храмы изучались наравне с прочими памятниками, и только с точки зрения формы, но никак не с точки зрения духовного и общекультурного значения храма в жизни общества, его непреходящего значения как места встречи человека с Богом. Тем самым формообразование православного храма, его убранство рассматривались в годы советской власти лишь с эстетической стороны, совершенно не предполагая иного, высокого смысла храмовой архитектуры.

Таким образом, архитектор нового времени находится в ситуации отсутствия неразрывной традиции храмового строительства и невозможности естественного ее развития. В этих условиях попытки нового формотворчества храмов, как правило, оказываются неубедительными, а подчас и жалкими. Поэтому для нынешнего поколения архитекторов, перед которыми встают задачи создания новых православных храмов, есть единственно возможный путь – максимально придерживаться канонических, проверенных временем решений и стилей, композиционных приемов и пропорций. Последующее поколение, выросшее в православной, а не в советской культуре, вполне возможно, уже сможет развить наработанный сейчас опыт и найти новые, не менее возвышенные архитектурные образы храма.

В нашем случае Заказчику было предложено на выбор два варианта храмового комплекса: в стиле владимиро-суздальской архитектуры и в классическом стиле. Это два больших стиля православной архитектуры, достойные подражания и дошедшие до нас в сохранившихся памятниках церковного зодчества.

Заказчик выбрал к проектированию и строительству эскиз храма во владимиро-суздальском стиле, который и пошел в работу.

Участок под строительство комплекса был выделен в Южном Тушине, в зеленой зоне, между каналом им. Москвы и улицей Лодочная. Улица идет широкой дугой вдоль воды, что предопределило построение общей композиции – не параллельно красной линии, а с раскрытием на пешехода, на фоне деревьев.

Объемы зданий выстраиваются пирамидой – здание дома причта, звонница на нем и храм, увенчанный мощной главой. Композиция храма имеет важное значение, поскольку восприятие его образа начинается на подходе к нему, с дальних точек.

Комплекс подворья состоит из двух зданий: четырехстолпного однокупольного храма и двухэтажного дома причта со звонницей на углу. Во владимиро-суздальской традиции колокольни к объему храмов не пристраивались, звонницы ставились отдельно, поэтому и в нашем случае звонница возникла как часть дома причта, фиксируя его угол и усложняя общую композицию.

Оба здания не имеют полноценных подвалов, под ними расположены техподполья для прокладки инженерных коммуникаций. Это решение было принято осмысленно, подземная часть любого сооружения наиболее дорогостояща в производстве работ и наименее эффективна в использовании, поэтому заглубление котлована было минимально, только на отметку промерзания грунтов. Техподполье позволяет ввести и развести инженерные системы, оно отапливается и тем самым обеспечивает теплоту полов в храме и на первом этаже дома причта. Помещения насосной и ИТП расположены на первом этаже дома причта с отдельными входами с улицы.

Конструктивная схема обоих зданий была выбрана одинаковой: железобетонный каркас на фундаментной плите, с арочными балками под устройство кирпичных сводов в храме и безбалочными перекрытиями в доме причта. Эта конструктивная схема позволила использовать следующий состав ограждающих конструкций: внешняя верста — 120 мм — полнотелый рядовой кирпич под обмазку, внутренняя верста – 510 мм — керамический камень Wieneberger, известковая штукатурка. В храме – своды из полнотелого кирпича – 250 мм с последующим утеплением. Указанный состав позволяет обеспечивать не только нормативный уровень энергоэффективности, но и влажностный режим храма, поскольку природные материалы паропроницаемы.

В доме причта было решено полностью отказаться от холодоснабжения и оставить механическую вытяжку из помещений, обеспечив приток через клапаны в наружных стенах.Только в помещениях трапезной и доготовочной было сохранено проектное решение по устройству механического притока-вытяжки. Все это в совокупности позволило сэкономить достаточно средств благотворителям, при этом обеспечив нормальный климат в помещениях.

Цветовое решение храмов владимирско-суздальской архитектуры скупое и торжественное, как правило, в два цвета. И в нашем случае здания решены в два цвета – белые объемы под темной кровлей. Золочением покрыты только подзоры куполов, «юбки яблок», сами «яблоки» и кресты. Изначально, в качестве покрытия кровли предлагалась темная, оксидированная медь, но потом она была заменена на гораздо более дешевую кровельную сталь с полимерным покрытием Pural Matt R33 (графит), что позволило сэкономить, но сохранить образное решение комплекса подворья.

Декор фасадов храма выполнялся кладкой и накладными элементами из фибробетона, как то: порталы входов, аркатурные пояса, наличники окон, пояс из рельефов на христианские сюжеты. Поле кладки стен и декор фасадов объединены в единое целое известковой обмазкой и последующей окраской.

Цоколи традиционно выполнены из белого камня, но для того, чтобы избежать подсоса воды с отмостки и его последующего разрушения, нижний ряд выполнен из гранита. Отожженым гранитом покрыты ступени крылец, сами крыльца и пандусы для инвалидов.

Полы в храме и крестильне, которая расположена в доме причта на первом этаже, как раз под звонницей, выполнены из доломита «Геналдон». Это плотный камень ровного светлого цвета, теплого оттенка, что при последующей росписи стен и сводов, даст хороший отсвет и обеспечит достаточную освещенность пространств.

Акустика храма обеспечивается геометрией сводов, а также материалом стен и сводов – кирпичом и керамическим камнем, закрытыми известковой штукатуркой.

В итоге можно сказать следующее. Проектирование и строительство православных храмов и используемые при этом технологии действительно отличаются от тех строительных технологий и приемов, которые сегодня используются в жилом и офисном домостроении. Храм вневременное сооружение и разумнее придерживаться исторически сложившихся, традиционных подходов к общим архитектурным решениям и, в том числе, к строительным материалам в той степени, которая возможна.

Отдельно хочу отметить деятельность «Фонда содействия строительству храма», который занимался не только сбором средств на реализацию проекта, но и очень ответственно и вдумчиво подходил к каждому выбору решения или материала.

Во главу угла была поставлена не экономия, как таковая, а поиск оптимального для проекта ответа в каждом сложном случае. Без подобного заказчика реализация такого не стандартного объекта не возможна.

Архитектор проекта,

директор архитектурного бюро «СЕНАБ ПРОЕКТ»,

профессор МАРХИ, профессор МААМ

Дмитрий Владимирович Прокофьев

 
© 2012 Фонд «Поддержки строительства храмов города Москвы»
Разработка сайтов: Alekcandrina.ru