«Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18, 20)
Доклад Логовского Р.П. на молодежной конференции в МАРХИ
21.02.19



XXVII Международные Рождественские Образовательные Чтения
«Молодежь: свобода и ответственность»

XV направление «Традиции православного храмостроительства»

Молодежная межвузовская конференция
«Архитектура и живопись храма»

МАРХИ, 19 февраля 2019 года

Сопредседатели конференции: Председатель Финансово-хозяйственного управления Русской Православной Церкви, Председатель Правления Фонда «Поддержки строительства храмов г. Москвы» митрополит Рязанский и Михайловский Марк и ректор МАРХИ, доктор искусствоведения, академик РАХ и РААСН Дмитрий Олегович Швидковский.


Доклад Логовского Р.П.

Значение конструкций в формообразовании сакрального пространства

Нынешнее развитие храмостроения в России ставит перед архитекторами новые задачи при проектировании и анализе применяемых решений. Наряду с композиционными, объемно-планировочными вопросами, функциональными возможностями и символическим прочтением сооружения в целом, стоит задача решения конструктивных качеств объекта, способность воплотить ту или иную форму, соответствующую его сакральному значению. И если роль функции и формы в храмовой архитектуре вполне определена в иерархии качественных и художественных характеристик сооружения, то роль конструкций, их особенностей, место в символическом прочтении сакрального пространства еще требуют осмысления, дабы почерпнуть те или иные положительные принципы в применяемых решениях.

Исторический анализ тех или иных аспектов, как метод, способствует обогащению аналитического опыта, который напрямую влияет на качество решений тех или иных задач при проектировании, способствует глубокому осмыслению и пониманию формы, пространства и других качеств сооружения. Необходимость во всестороннем изучении накопленного опыта и знаний высказал Марк Витрувий Поллион: «И тому доступны высоты «храма архитектуры», рожденной из практики и теории и украшенной плодами многих наук и разносторонней образованности, кто постигнет всю сумму многих разносторонних и художественных знаний».

В связи с этим представляется возможным рассмотреть возникающие в определенные моменты времени в истории храмоздательства особенности конструктивного построения. Рассмотреть, как конструкции влияют на восприятие пространства, на тектонику самого строения храма, на расширение композиционных и выразительных возможностей, используемых архитектором.

Известно, что еще в VI веке наиболее грандиозным воплощением идеи наполненности пространства нетварным светом, смыслом всеобъемлющего присутствия Божия стала София Константинопольская. Особая конструкция устройства центрального светового купола невиданных ранее размеров на системе полукуполов и парусов формировала абсолютно новое пространство.

Здесь были решены сложнейшие конструктивные задачи – устройство 40 радиальных арок пролетом 31 метр; создание парусов, распределяющих нагрузку от центрального купола на пилоны, в дальнейшем получившим широкое распространение в храмах Руси; появление полукуполов и другие передовые решения, которые можно было бы и далее перечислять. Художественный же смысл и эмоциональную окраску, сформированного светового пространства с «парящим куполом», наилучшим образом передают в летописях Прокопий Кесарийский, Павел Селинциарийский (VI в.) и Антоний Новгородец (нач. XIII в.). Под влиянием формируемого сооружением сакрального пространства они выражают наивысшую оценку, граничащую с восторгом.

Однако и в русском храмоздательстве прослеживается развитие сакрального пространства, где конструктивные особенности имеют ключевое значение.

Распространяющееся с X века храмоздательство крестово-купольного типа, окончательно окрепшее к концу XII века, на рубеже XII–XIII веков ознаменовалось появлением крестово-купольных четырехстолпных храмов с повышенными подпружными арками. Первым типологически зрелым храмом с подпружными арками можно считать Пятницкую церковь в Чернигове. Как отмечает академик Сергéй Заграéвский, появление подпружных арок обусловлено двумя причинами: первая – повышение конструктивной надежности, вторая – усиление башнеобразности сооружения. Таким образом, повышенные подпружные арки были способом добиться увеличения внутреннего пространства храмов без понижения надежности. При этом будет не лишним отметить, что помимо описанных причин, художественно повышенные арки позволяют ощутить восхождение пространства вверх, развитие и движение форм воспринимаемого в ключе более сложной иерархии проникающего света. Что в свою очередь повышает степень эмоционального воздействия на молящегося.

С начала XIV века возникают храмы с угловыми пристенными опорами с целью увеличения подкупольного квадрата и придания большей надежности сооружению (при отказе от угловых компартиментов). С применением такой конструктивной особенности обнажается крестово-купольный принцип построения пространства храма, где попытка конструктивно повлиять на эксплуатационные характеристики сооружения отображается в объемно-художественном построении всего пространства храма.

Одним из значительных этапов развития конструктивных решений древнерусского зодчества стало возникновение и активное применение в XV веке крещатых сводов (Церковь Трифона в Напрудном), не имеющих аналогов и заимствований в мире, которые позволили, в отличие от коробового свода, применяемого повсеместно, перекрыть бОльшие бесстолпные пространства. Необходимо отметить, что крещатый свод не только сохранил, но гораздо более ярко выявил характерную для классического крестово-купольного храма «сакральную» форму креста. Для того чтобы рассмотреть очертания вписанного креста в четырехстолпном (а тем более шестистолпном) храме, даже при взгляде на план, требуется определенное воображение, а изнутри храма этот крест видится еще более условно. В храмах с крещатым сводом образованный четырьмя распалубками крест над наосом в сочетании с фресками прекрасно воспринимается с любого ракурса, дополнительно насыщая молельное пространство христианскими смыслами.

Важнейшим этапом развития конструкций в храмостроении стало применение (начиная со второй половины XIX века) систем перекрестных арок, выполняемых из железобетона при значительных пролетах. Конструктивная система, ставшая особенной в своем роде, применялась такими зодчими, как Косяков Василий Антонович (Успенская церковь на Васильевском острове в Петербурге), Кричинский Степан Самойлович (собор Феодоровской иконы Божией Матери), Ловцов Михаил Иванович (Трехсвятительская церковь в Харькове). Применяемый конструктив формирует пространство на новом качественном уровне – чувствуется легкость сооружения, его надежность и тектоничность одновременно. Опыт показывает, что наиболее сложные узлы сопряжения возможно художественно оформить дополнительно, высвободив подкупольное пространство от паникадила для его наилучшего обозрения. Таким образом, воздушное пространство наполняемое светом (доселе разграниченное массивными колоннами или имеющее пролет вдвое меньший при бесстолпном перекрытии) теперь создает всеобъемлющий эффект соборности молящихся и их открытости пред Творцом.

В XXI веке технологический прогресс способствует дальнейшему развитию конструктивных систем, применяемых в храмостроении. Одним из новейших конструктивных решений является применение оболочек в качестве перекрытия всего объема храма (церковь святого Игоря Черниговского в Ново-Переделкине), где возникающие от множества главок и сопутствующие нагрузки рассчитаны с предельной математической точностью. Если применение перекрестных пар арок, воспринимающих нагрузку от куполов и покрытия, выявляло архитектонику сооружения, логично обосновывая работу конструкций, где архитектор умело смог включить их в общий архитектурно-смысловой замысел молельного зала, то восприятие колоссальной нагрузки от главок оболочкой формирует некое внутреннее пространство, залитое светом, еще в большей мере насыщенное смыслом соборности и не обладающее столь явно выраженной тектоникой во внутреннем пространстве, что в свою очередь производит особое впечатление на молящегося.

Таким образом, опираясь на сказанное выше, мы видим, что конструкции и их особенности в храмоздательстве, возникающие по мере накопления опыта и развития технического прогресса, ключевым образом влияют на формирование внутреннего пространства храма, которое по-своему насыщено смыслами, в большей или меньшей степени тектонично, с присущей каждой из них особой иерархией света и системой росписи. При этом внешний облик сооружения в рассмотренных объектах, несмотря на применение технических новшеств (как в случае с перекрестной системой арок или оболочек) композиционно может находиться как в пределах канона и даже историзма Русской Православной Церкви, так и в ключе современных веяний в архитектуре, в большей или меньшей степени будучи художественно обогащенными. В результате чего можно сделать вывод, что внедряемые строительные технологии, особенности той или иной конструктивной системы храма ключевым образом влияют на его облик, где также ставится задача — повысить качество, вместимость формируемого внутреннего пространства и эксплуатационных характеристик сооружения.

Итак. Конструктивные особенности могут в большей или меньшей мере влиять на образ храма, выразительность его форм и насыщенность смыслами, где наряду с решением различных утилитарных и художественных задач, формируется эмоциональная составляющая сакрального пространства, места встречи человека с Богом.


Литература:

  1. Заграевский С.В. Юрий Долгорукий… С. 106–107
  2. Заграевский С.В. Архитектурная история церкви Трифона в Напрудном и происхождение крещатого свода. М., 2008. С. 25–29
  3. Витрувий, Марк Поллион. Десять книг об архитектуре. – Л.: ОГИЗ, 1936.
 
© 2012 Фонд «Поддержки строительства храмов города Москвы»
Разработка сайтов: Alekcandrina.ru